THE CUSTOM OF BLOOD FEUD: THE PROBLEM OF QUALIFYING CRIMES
Abstract and keywords
Abstract (English):
This article analyzes the historical transition to the revival of the custom of blood feud and examines the problems of qualifying this type of crime that have become more acute in this regard. Special attention is paid to the issues of distinguishing a murder motivated by blood revenge from a murder of revenge, qualified under Part 1 of Article 105 and Part 2 of paragraph "E. 1" of Article 105of the Criminal Code of the Russian Federation, the content of the motive of blood revenge is revealed as one of the main criteria for distinguishing

Keywords:
murder, blood feud, customs, motive of the crime, qualification of the crime
Representatives
Krokhicheva Galina  — Science editor
Shumilina Vera  — Executive editor
Text
Chapter text (PDF): Read Download

Кровная месть — это вид мести на почве личных отношений, являющийся обычаем, пережитком прошлого, в силу которого родственники убитого или лицо, считающее себя обиженным, обязаны или «вправе» лишить жизни обидчика. В российском уголовном праве данный мотив совершения преступления выделен в качестве квалифицирующего признака одного состава преступления - п. «е.1» ч.2 ст. 105 УК РФ.

Кровавая месть, как обычай патриархального племени, осталась в России на земле некоторых республик Северного Кавказа из-за особых критериев уездной жизни, долговременной недоступности государственности, неизменного положения в войне. В жизни этого обычая во времени сконцентрирован решающий культ предков, низкий уровень культуры и образования, национально -территориальное устройство, прогрессивная структура занятости населения, земная проблема, слабость государственных органов и администрации, правоохранительных органов, социально-экономические преобразования".

Вооруженный конфликт в Чечне привел к таким большим потерям, которые привели к возрождению кровопролития. После раскола в администрации Республики Ичкерия на всеобщих выборах к власти пришел А. Масхадов, который в феврале 1999 года узаконил шариатские суды и кровную месть, а также довел до абсурда идею возвращения примитивных обычаев. «В Чечне будут действовать только законы Аллаха и нормы шариата. Провозглашая Исламское государство, переходя к нормам шариата, мы просто легализовали исполнение кровопролития", - сказал его пресс- секретарь Казбек Хаджиев. В результате в 2001 году из 170 убийств, зарегистрированных прокуратурой Дагестана, 42 были покушением на убийство, семь - пропавшими без вести, а четыре - на преступления на почве кровавой мести.

Придание законодателем убийства по мотиву кровной мести может быть квалифицированным обликом убийства обосновано это не может быть приспособлено к сфере обыкновений и ритуалов обычной правовой практики, а выражено высшей степенью увеличенной степенью социальной угрозы. Социальная угроза заключается в том, что 1 кровное мщение вызовет ответное кровное мщение и поработает началу «бесконечной эстафете убийств», после чего имеет возможность привести к глобальным убийствам и войнам.

Кровная месть порождает непрекращающийся порочный круг, который образуют следующие одна за другой акты мести, приводит к уничтожению родов, кланов, семей. Распространенность убийств может также затрагивать регионы, где не находит свое отражение исторический пережиток прошлого, не имеет границ и круг лиц, которых это может коснуться. А. М. Ладыженский приводит пример о могиле «кузанка» (в пер. «сито») в Кабардино-Балкарии, в которой, по преданию, похоронено 500 человек, погибших в результате кровной мести, началом которой послужило убийство одним соседом другого в драке из-за сита для просеивания муки.

В данной связи, абсолютно правильно что Юнус-Бек Евкуров, в прошлом, руководитель Ингушетии говорил, что «нельзя разрешить такого, дабы кровная мщение переходила из поколения в поколение, по-другому это приведет к устранению народа». Придавая обычаю кровной мести квалифицирующий смысл, правительство усматривает в данном явлении высший уровень социальной угрозы не в криминогенности предоставленного обычая, а как раз в том, собственно что лица, осуществляющие мщение по этому обычаю, берут на себя функцию правосудия, что приводит к ослаблению страны, и прежде всего судебной власти, в итоге чего, наше правительство жаждет освободиться от аналогичных сценариев финала мероприятий.

Кровное мщение имеет возможность совершаться только именно за те обиды, которые по обычаю считаются кровными, т.е. те, собственно, считающиеся оскорбительными для всего семейства в целом. Список тяжёлых обид закреплен в неписаном кодексе чести народов Северного Кавказа и иных народов, соблюдающих обыкновение кровной мести, который содержит многолетнюю ситуацию. К ним относится, к примеру, смертоубийство, надругательство над дамой, изнасилование, дерзость в отношении пострадавшего или же семейства в целом. Для установления такового семейства обиды нужно проводить в любом определенном случае судебную историко-этнографическую экспертизу. В случае если потребуются познания нескольких знатоков, то нужно проводить комиссионную экспертизу с привлечением к роли в исследовании этнографов, социологов, адептов (старейшин) определенного этноса или же народа.

Разбирая понятие «мотив преступления», Л.Г. Шнайдер позиционирует его как категорию, произведенную в рамках психологии, а вслед за тем перенесенную в уголовно-правовую сферу. Значит, при определении мотива нужно идти из совокупных начал психологии людского поведения. Исходя из присутствия мотива и цели лишь только в предумышленных грехах, личность совершает с прямым умыслом кровомщения, предугадает вероятность и неизбежность пришествия погибели и вожделеет сего.

Субъектом такого состава преступления (с учетом особенностей преступления) может быть лицо, принадлежащее к числу людей, сохранивших и уважавших обычай кровной мести. Давая криминологическую характеристику личности преступника, совершившего такое преступление, специалисты обычно отмечают, что обычно это мужчина в возрасте 20-35 лет, независимо от места жительства, выросший в семье, где обычай кровной мести превалирует над законными положениями.

Убийство признается совершенным на основе кровной мести в тех случаях, когда преступник испытывает враждебные чувства к потерпевшему и вследствие привычки к кровной мести лишает его жизни. В таких ситуациях "мотив мести обусловлен чувством личной неприязни к жертве и желанием иметь с ней дело. Чаще всего это может быть, если жертва лично оскорбила обидчика и своими действиями создала повод для кровной мести". Допустим, человек может пострадать и в силу привычки к кровной мести совершить убийство, но внезапная смерть или другая причина помешают ему совершить акт возмездия.

Примером может послужить дело, рассмотренное коллегией присяжных заседателей во Владикавказе. Интерес вызывает не столько оправдание присяжными заседателями после квалификации органами предварительного расследования, сколько ход событий, повлекших убийство по мотиву кровной мести. Закороев А.Х. находился в длительном конфликте с семьей Д. из-за ряда обстоятельств. Выяснилось, что два родственника подсудимого были убиты, один пропал без вести. Несмотря на то, что убийства З. и З. были расследованы правоохранительными органами РСО - Алания и виновное лицо осуждено к длительному сроку лишения свободы, Закороев А.Х. полагал, что убийства З. и З. равно как и безвестное отсутствие З., организованы Д. Закороев А.Х., являясь членом национальной группы населения района, в которой исторически сложился и сохранился до настоящего времени родовой обычай кровной мести, как средство защиты чести сородичей, желая лично отомстить за кровную обиду, причиненную фамилии З. и считая это своей обязанностью, решил совершить убийство Д., выждав для этого удобный момент. Реализовать ему это не удалось - Д. уже был убит к тому времени. Будучи не удовлетворенным, Закороев А.Х. планирует и организовывает убийство сына Д., чтобы лично отомстить за кровную обиду. Проведя дополнительную подготовку к преступлению (незаконная покупка и хранение оружия), подсудимый принялся выжидать удобный момент с целью причинения смерти. Действия Закороева А.Х. были квалифицированы органом предварительного следствия по п. «е.1» ч. 2 ст. 105 УК, а также по ч. 1 ст. 222 УК РФ. Нет оснований полагать, что преступник имел какую-либо личную неприязнь к сыну Д., что является особенностью анализируемой категории преступления. Закороев А.Х. выполнял свою обязанность, предначертанную ему обычаем рода, вследствие которого им был убит человек, непричастный к совершению преступления, послужившего поводом для мщения.

Реализуя положения уголовного закона, устанавливающие ответственность за убийство по мотивам кровной мести, возникают проблемы, связанные с определением содержания указанного мотива. Так, В.И. Брылев и К.К. Станкевич, отмечают, что особенно часто правоприменители обходят вниманием такие признаки как мотивы и цели убийства - зачастую их либо вообще не устанавливают, либо устанавливают неверно. При этом именно учет мотивов и целей убийства позволяет правильно установить его объективные признаки, а также сопряженность с другим преступлением. «Обобщение материалов следственно-судебной практики по делам об убийствах свидетельствует, что следствие и суд зачастую игнорируют требование закона о том, что установление мотива преступления в соответствии с п.2 ч.1 ст.173 УПК РФ является обстоятельством, подлежащим доказыванию по уголовному делу», - отмечает В.В. Рудяк.

Недоступность в деле данных, свидетельствующих о том, что личность принимает и разграничивает обыкновение кровной мести, не разрешает определить содеянное по п. «е.1» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В качестве примера возможно привести заключение Президиума Верховного Суда РФ по деянию Ч., который был осужден за смертоубийство М.А. по мотиву кровной мести. Ч. был привлечен к совершению деяния М., который подозревал, что М.А. лишил жизни его опекунов. Вместе они разработали проект убийства (время, пространство, орудие и способ). В прочем как верно отмечается в заключении Президиума Верховного Суда РФ, базой для квалификации Ч. убийства по мотиву кровной мести не имеет место, потому что Ч. дал согласие М., на осуществление смертоубийство М.А. не преследуя цель мести. В частности, не было установлено, что Ч., приняв предложение М. осуществить смертоубийство, понимал, что М. принимает и разграничивает обыкновение кровной мести и собирается отнять жизни М.А. как раз вследствие этого мотива.

При этих жизненных обстоятельствах действие Ч. обоснованно были переквалифицированы с п. "л" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в ред. от 13.06.1996 г.) на ч.1 ст. 105 УК РФ.

 

Отомстить имеет возможность в том числе и дама.

В случае если в семье нет лица мужского пола, который отомстил бы за погибель ближайшего, то эту возможность присутствует у самой дамы, будь это сестра, или же мама.

В селении Комсомольское Урус-Мартановского региона не так давно погибла старая дама, которая до самой погибели жила одним желанием отомстить за давнишнюю погибель (смерть собственного брата). Старики в показаниях, сообщают, что она поклялась это устроить, а в случае, если ей это не удастся выполнить клятву, то она не снимет мужские штаны, которые одела незамедлительно же впоследствии гибели брата. Она ни разу не была замужем, трудилась в садах районного совхоза и слыла необузданной между людей. Она не сумела отомстить за погибель брата, но она сдержала свое 2-ое обязательство, и это достойно почтения, беседуют в селе о ней.

Таким образом, ведущей задачей квалификации убийства по мотиву кровной мести считается недоступность несомненно понимаемых критериев его отграничения от убийства, квалифицируемого по ст.105 УК РФ и иных обликов убийств. Нужно выявить, понимало ли личность, собственно что производимые им воздействия - действие возмездия за обиду, нанесенную в целом его семье, семейству. Исходя из источников, потребуется определить, был ли это межличностный инцидент, или же оскорбление, касающаяся всего семейства в целом. Воздействия лица, производимые при убийстве по мотиву кровной мести, ориентированы не лишь только именно на обидчика, но и на иные лица, оказавшиеся в родстве с жертвами (ой), расширяя круг лиц.

Кроме сего, есть случаи, когда личность не вожделеет исполнять противоправное деяние, но должно это исполнить, в следствие образовавшегося обычая, и отличать от деяния, где личность понимает и вожделеет осуществить действие - возмездия над обидчиком.

References

1. Weber M. Selected Works. M., 1995.

2. Zarubina N.N. Max Weber's theory of rationalization as a methodology for understanding modern sociocultural processes // Sociological studies. 2020. No. 6. P. 3-15.DOI: 10.31857 / S013216250009355-3

3. Voitsekhovich V.E. Synergetic concept of fractals (social and philosophical foundations) - // Synergetic paradigm. Man and society in conditions of instability. - M., 2003.S. 141 - 156.

4. Emelin V.A., Tkhostov A.Sh. Deformation of the chronotope under conditions of sociocultural acceleration. - // Problems of Philosophy. 2015. No. 2. P.15.

5. Hermann Kurthen The Living Heritage of Max Weber March 2021 Contemporary Sociology 50 (2): 118-123 DOI: 10.1177 / 0094306121991075

6. Taner Çam, FatihIrmak Review of Durkheim and Merton's Social Anomie Dec 2014, Journal of the Humanities 11 (2): 1297 DOI: 10.14687 / ijhs.v11i2.3083

7. Lenka Naldonieva Philosophical and scientific interaction between V. I. Vernadsky and P. A. Florensky / Bulletin of St. Petersburg State University. Philosophy and Conflictology. 2020.Vol. 36. Issue. 4 DOI: https://doi.org/10.21638/spbu17.2020.404

8. Lenin V.I. collection cit., v. 24, p. 129

9. Lenin V.I. State and revolution. PPP. vol.35, p.86

10. Kara-Murza S.G. the complexity of the formation and functioning of state ideology in the Soviet Union. http://sg-karamurza.livejournal.com/

11. Lapin N.I. and others. Fundamental values of civilizational choice. Parts I and II. // Questions of philosophy. No. 4 and 6, 2015. C.3 and C.3

12. Panarin A.S. Style "retro" in ideology and politics: (Critical essays of French neoconservatism) .- M .: Mysl, 1989. With 215 - 216.

13. Dugin A. The fourth way to the Russian order. http://vz.ru/opinions/2014/3/20/678186.html

14. Khazin M. The world on the threshold of new times: Russia's chance is to resurrect the Red Project // http://krasvremya.ru/mir-na-poroge-novyx-vremen-shans-rossii-voskresit-krasnyj-proekt/

15. Dorofeev D.Yu., Semenova V.N. Human image and visualization of political communication in the postmodern era / Bulletin of St. Petersburg State University. Philosophy and Conflictology. 2020.Vol. 36. Issue. 4 DOI: https://doi.org/10.21638/spbu17.2020.407

16. Lilianna-Bozena Kieizik N. A. Berdyaev's critical Marxism - the period of formation (in the light of unpublished correspondence with K. Kautsky) / Bulletin of St. Petersburg State University. Philosophy and Conflictology. 2018.Vol. 34. Iss. 2 DOI: https://doi.org/10.21638/11701/spbu17.2018.204

17. "Constitution of the Russian Federation".

18. Neverov A. Ya. State ideology in the Russian Federation: constitutional and legal foundations / A. Ya. Neverov // Bulletin of the Tyumen State University. Socio-economic and legal research. 2016.Vol. 2, No. 4. P. 107-115. DOI: 10.21684 / 2411-7897-2016-2-4-107-115

19. Ovchinnikov, AI Fundamentals of National Security: textbook. allowance / A.I. Ovchinnikov, A. Yu. Mamychev, P.P. Baranov. - 2nd ed. - Moscow: RIOR: INFRA-M, 2019 .-- 224 p. + Add. materials [Electronic resource; Access mode http://new.znanium.com]. - (Higher education). - https://doi.org/10.12737/21448. - ISBN 978-5-369-01592-6. - Text: electronic. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1012997 (date of access: 28.03.2021).

20. Decree of the President of the Russian Federation of December 31, 2015 No. 683 "On the National Security Strategy of the Russian Federation".

21. Kuznetsova, EI Economic security: textbook and workshop for universities / EI Kuznetsova. - Moscow: Yurayt Publishing House, 2019 .-- 294 p. - (Specialist). - ISBN 978-5-534-09032-1. - Text: electronic // EBS Yurayt [site]. - URL: https://urait.ru/bcode/434596 (date of access: 03/29/2021).

22. Shumilin P.E., Dorzheeva K.O. Economic security in the period of innovative development of Russia / P.E. Shumilin, K.O. Dorzheeva // Modern problems of economic security, accounting and law in the Russian Federation. Volume 3.2019, p. 3.

23. Pavlov OP, Shumilina VE, Nezhigimova PS SOCIAL TENSION AS A THREAT TO PUBLIC AND ECONOMIC SECURITY OF THE REGION (ON THE EXAMPLE OF THE ROSTOV REGION) // Economic security, accounting and law in the Russian Federation: realities and prospects. Volume I. AUS PUBLISHERS. 2019.S. 1-5. DOI: 10.26526 / conferencearticle_5cf508b4a926e3.79584296 URL: https://auspublishers.com.au/ru/nauka/conference_article/3366/view (date accessed: 15.10.2021).

24. Velichkovsky B.T. The vitality of the nation. / B.T. Velichkovsky. - M.: Izd. RAMS, 2009 - 176 p.

25. Novik A.A. Guidelines for the study of the quality of life in medicine / A.A. Novik, T.I. Ionov. - SPb. : Neva; M.: OLMA-PRESS STAR WORLD, 2002 .-- 320 p.

26. Shumilina V.E., Shumilin P.E. Population statistics: textbook. allowance / V.E. Shumilina, P.E. Shumilin / Rostov-on-Don, 2020.

27. Pavlov OP, Shumilina VE, Nezhigimova PS SOCIAL TENSION AS A THREAT TO PUBLIC AND ECONOMIC SECURITY OF THE REGION (ON THE EXAMPLE OF THE ROSTOV REGION) // Economic security, accounting and law in the Russian Federation: realities and prospects. Volume I. AUS PUBLISHERS. 2019.S. 1-5. DOI: 10.26526 / conferencearticle_5cf508b4a926e3.79584296 URL: https://auspublishers.com.au/ru/nauka/conference_article/3366/view (date accessed: 15.10.2021).

28. Krokhicheva, G. E. Statistical analysis of factors of social tension in the Russian Federation / G. E. Krokhicheva, V. E. Shumilina // Kant. - 2019. - No. 3 (32). - S. 312-321.

29. Krokhicheva, G. E. The role of demographic security in the system of economic security of the state and its indicators / G. E. Krokhicheva, V. E. Shumilina // Kant. - 2018. - No. 1 (26). - S. 187-192.

30. Decree of the President of the Russian Federation of December 31, 2015 N 683 "On the National Security Strategy of the Russian Federation".

31. Gorshenina E.V. The system of indicators of the level and quality of life of the population in the region - the subject of the Russian Federation // Economic research. 2011. No. 4. Pp. 18-22

32. Gorelov N.A. Income policy and quality of life of the population: Textbook. - SPb .: Peter, 2003.

33. Shumilina V.E., Shumilin P.E. Population statistics: textbook. allowance / V.E. Shumilina, P.E. Shumilin / Rostov-on-Don, 2020.

34. Ayvazyan SA Integral indicators of the quality of life of the population: their construction and use in socio-economic management and interregional comparisons. -M .: TSEMI, 2000.

35. Shumilina, V. E. The level and quality of life in the context of the world economy / V. E. Shumilina, A. A. Lermontova // Directions of improving the economic security of the Russian Federation in the context of economic recession and pandemic. - Rostov-on-Don: AUSPUBLISHERS, 2021 .-- pp. 106-113.

36. Shumilina, V. E. Indicators of the quality of life of the population / V. E. Shumilina, M. S. Smolyanets, A. A. Kostina // Science and World. - 2021. - No. 1. - P. 26-30. - DOI 10.26526 / 2307-9401-2021-1-26-30.

37. Kalinogorskiy N.A. Improving the quality of life on the basis of control automation. Kali Nogor. - Saarbrucken: LAMBERT Academic Publishing, 2016 .-- 47 p.

38. Ayvazyan S.A. Analysis of the quality and lifestyle of the population / S.A. Ayvazyan. Moscow: Nauka, 2012.432 p.

39. Kokhanovskaya I.I. On the relevance of solving the problems of regional sustainable development // Bulletin of the University (State University of Management). - 2017. - No. 3 (21). - S. 83-87.

40. Shumilina, V. E. The level and quality of life in the context of the world economy / V. E. Shumilina, A. A. Lermontova // Directions of improving the economic security of the Russian Federation in the context of a recession and a pandemic. - Rostov-on-Don: AUSPUBLISHERS, 2021 .-- pp. 106-113.

41. Shumilina, V. E. Indicators of the quality of life of the population / V. E. Shumilina, M. S. Smolyanets, A. A. Kostina // Science and World. - 2021. - No. 1. - P. 26-30. - DOI 10.26526 / 2307-9401-2021-1-26-30.

42. Shumilina, V. E. Population statistics: A TEACHING AID / V. E. Shumilina, P. E. Shumilin. - Rostov-on-Don: Individual entrepreneur Bespamyatnov Sergey Vladimirovich, 2020 .-- 96 p. - ISBN 9785604438985.

43. Rimashevskaya N.M. The effectiveness of human potential in the "new" economy // Population. - 2010. - No. 2. - S. 10-18.

44. Bedanokov NA, "Formation and use of the labor potential of the region" (monograph). - Maikop: Publishing house of MSTU, 2008.

45. Ozov AA, "Formation and use of labor potential: regional aspects of employment and income differentiation" // Business in law (economics). 2009. No. 5.

46. Alieva P.R. Factors of the development of national labor potential // Modern problems of science and education. - 2014. - No. 5.

47. Izvarina, N. Yu. Statistical analysis of human capital in the Russian Federation / N. Yu. Izvarina, VE Shumilina, AS Sangadzhieva // Kant. - 2020. - No. 4 (37). - S. 97-102. - DOI 10.24923 / 2222-243X.2020-37.21.

48. Shumilina, V. E. Statistical analysis of the use of training as a form of improving the professional level of employees in the Russian Federation for the period 2016 - 2019 / V. E. Shumilina, A. V. Varchenko // Ways to improve the economic security of modern Russia, Rostov-on -Don, 18 May - 25 2020. - Rostov-on-Don: AUSPUBLISHERS, 2020. - S. 6-10.

49. Shumilin P.E., Dorzheeva K.O. Economic security in the period of innovative development of Russia / P.E. Shumilin, K.O. Dorzheeva // Modern problems of economic security, accounting and law in the Russian Federation. Volume 3.2019, p. 3.

50. Kostyan I.A., Kurennoy A.M., Khnykin G.V. Labor law and the digital economy: do they go together? // Labor law in Russia and abroad. - 2017. - No. 4. - P. 10-12.

51. Precarious employment in the Russian Federation: theory and methodology of identification, assessment and vector of reduction / ed. V.N. Bobkov. - M .: Knorus, 2018. –342 p.

52. Working for a Better Future / Global Commission on the Future of Work: International Labor Office. - Geneva: ILO, 2019.

53. Tarusina NN, Lushnikov AM, Lushnikova MV Social contracts in law: monograph. - M .: Prospect, 2017 .-- 480 p.

54. Tomashevsky K.L. Definition of labor relations: from doctrinal developments to legal consolidation in the EAEU member states // Labor law in Russia and abroad. - 2018. - No. 1. - P. 3-6.

55. OV Chesalina Work on the basis of Internet platforms (crowdwork and workondemandviaapps) as a challenge to labor and social law // Labor law in Russia and abroad. - 2017. - No. 1. - P. 52-55.

56. Shumilina, V. E. Freedom of labor as a principle of labor law / V. E. Shumilina, D. V. Filev, A. A. Tepegendzhiyan // Problems of the labor market of the Russian Federation and its legal support in the context of economic downturn and pandemic: AUS PUBLISHERS, 2021 .-- S. 36-45.

57. Shumilina, V. Ye. The essence of labor law in the Russian Federation / V. E. Shumilina, K. Yu. Bondareva // Problems of the labor market of the Russian Federation and its legal support in the context of economic downturn and pandemic: AUS PUBLISHERS, 2021. - S. 27-35.

58. Shumilin P.E., Dorzheeva K.O. Economic security in the period of innovative development of Russia / P.E. Shumilin, K.O. Dorzheeva // Modern problems of economic security, accounting and law in the Russian Federation. Volume 3.2019, p. 3.

59. Actual problems of criminal law. / ed. Inogamova-Khegay L.V. - M .: Prospect. 2019.232 p.

60. Actual problems of criminal law. Part General. Textbook. / ed. Inogamova-Khegay L.V. - M .: Prospect. 2019.240 p.

61. Borovikov VB Criminal law. General and special parts. Workshop. Tutorial. - M .: Yurayt. 2019.376 p.

62. Rarog A. I. Criminal law of Russia. The parts are common and special. Textbook for bachelors. - M .: Prospect. 2020.624 p.

63. Russian criminal law. A common part. Textbook. / ed. Esakova G.A. - M .: Prospect. 2020.400 p.

64. Criminal law of Russia. A common part. Textbook. / ed. Krukovsky V.E., Chuchaeva A.I. -M .: Prospect, 2020.352 p.